«Папа, они убили моего ребенка!» Во львовском роддоме умерла внучка экс-голкипера «Карпат»

0

В этом медучреждении произошла трагедия.

Трагедия произошла несколько дней назад в родильном отделении Львовской городской клинической больницы №3 на улице Раппапорта. 23-летняя Татьяна Стронцицкая должна была там рожать свою доченьку. Однако ребенок умер в утробе матери. Родные говорят, что во всем виноваты врачи, которые вовремя не оказали помощь.

Татьяна со своим мужем Олегом, сыном известного львовского футболиста, вратаря Карпат в 1992 – 2002 годах Богдана Стронцицкого, женаты уже полтора года. Готовясь к свадьбе, они верили, что у них будет все лучше – крепкая семья и много детишек. Однако жизнь внесла свои коррективы – первая беременность женщины закончилась выкидышем. И хотя срок еще был небольшой, супруги тяжело перенесли потерю. Поэтому забеременев второй раз, Татьяна следила за собой, как могла. По образованию она – акушер. Работает фельдшером на скорой. Не раз приходилось и самой принимать роды, поэтому об этом знает все в совершенстве.

— Я не знаю, почему дочь выбрала именно этот роддом, — говорит корреспонденту PRESS-ЦЕНТР убитый горем отец Татьяны Игорь Мейко. – Незадолго до этого у нее начали отекать ноги. Татьяна легла в роддом на сохранение. Однако заведение переполненно, женщинам приходится лежать даже в коридоре. Поэтому, как только ей стало лучше, она пошла домой. Врачи ставили ей срок родов 26 сентября, а 30-го у Татьяны начала болеть спина, тянуть живот, поэтому, предчувствуя схватки, она сама поехала в роддом. УЗ-обследование показало, что воды в утробе сгущенные и их недостаточно для плода. Поэтому УЗИ-специалист подчеркнула, что рожать нужно немедленно.

Заключение УЗ-обследования: у женщины диагностировали маловодие.

Однако лечащий врач в роддоме — Оксана Колодий отмахнулась: мол, еще рано, а УЗИ не может показать маловодие. Еще и предупредила Татьяну – сделаю тебе прокол, воды отойдут, но ты родишь инвалида.

Поэтому Татьяне ничего не оставалось, как ждать пока само начнется. Так она пролежала в больнице еще три дня.

— С октября был профессорский обход, мою дочь посмотрел профессор, ткнул ее пальцем в живот, а врач Колодий сказала ему, что у этой роженицы еще неделю времени, — продолжает Игорь . – Я тогда впервые за долгое время увидел, как мой ребенок плачет. Мы с женой начали обзванивать знакомых медиков, чтобы проконсультироваться. Ответ у всех был один: или лечащий врач непрофессионал, или тянет время, чтобы кесарить, потому что на этом можно больше заработать.

Когда поздно вечером Татьяна подошла к врачу и сказала, что у нее сильные боли в животе, медик посоветовала ей хорошо выспаться, потому что ночью рожать тяжелее. Еще и дала обезболивающее и препарат, который, по словам отца Татьяны, подавляет родовую деятельность.

Утром 4 октября женщина почувствовала неладное – боли в животе и начались кровавые выделения, но у Оксаны Колодий не было времени обследовать свою пациентку. Поэтому Татьяна сама напросилась на кардіотокографію. Результат ее шокировал – у плода отсутствовало сердцебиение.

— Дочь мне звонит, я на работе был, и плачет в трубку: Папа, они убили моего ребенка! Приедь и убей их! Когда я приехал в больницу, Татьяна сидела на кровати. Обняв свой живот, молчала… Она прожила с мертвым ребенком в утробе почти сутки. А врач на все обвинения лишь отмахивалась: Что вы все от меня хотите! К чему здесь я!

Стимулировать роды медики начали только после скандала, который устроили родные Татьяны. На свет появилась девочка, весом 3800 г и 57 сантиметров длиной. Однако, мертвая…

— Дитя действительно было большое, и врачи об этом знали, — говорит Игорь Мейко. – Они не могли не знать, что родить такого большого ребенка самой женщине и так будет трудно. Почему не готовили ее к кесареву сечению? Почему не думали о том, что может начаться интоксикация, когда моя дочь несколько часов прожила с мертвым плодом в утробе? Ведь дитя родилось, словно в болоте, там не было совсем воды! За ад, который я пережил, вынося из морга в гробу свою внучку, не эмбрион, а пухленькую девочку, одетую в маленькую белую сукеночку, в ту, в которую должны одеть ее, выписываясь из роддома, должны ответить виновные.

Девочку назвали Полиной и похоронили вместе с мягкой игрушкой. Так попросила Татьяна. Сейчас в семье страшное горе. Игорь старается дома быть как можно меньше, потому что не может спокойно смотреть на слезы своей дочери, зятя, жены. Написал заявление в Шевченковское отделение полиции, чтобы наказали виновных за смерть ребенка. Также обратился в городское управление здравоохранения. Говорит, что, к сожалению, такие трагические случаи в этом роддоме нередки.

— Моей внучки не вернешь, но я хочу, чтобы такие врачи не имели доступа к больным, поскольку за последнее время в этом роддоме умерло 23 детей, — сказал господин Мейко.

Богдан Стронцицкий, дедушка. Фото Фото: time-football.com.

Не собирается прощать смерть внучки и второй дедушка, львовский футболист Богдан Стронцицкий — он, как никто, ждал ее появления на свет, ведь в семье всегда были только мальчики: 

— Я просто так этого не оставлю и доведу дело до конца, такое попускать нельзя, — сказал он в комментарии изданию . — У моей невестки нормально проходила беременность, все было хорошо. Но ее лечащий акушер-гинеколог делала все, чтобы подвести ее к кесареву сечению. Математика проста: за обычные роды акушер просит от трех до пяти тысяч гривен, а за кесарево сечение — 10-15 тысяч. В результате ребенок умер в утробе матери и 15 часов находился там мертвым. Мы сразу обратились в прокуратуру, уже открыли уголовное дело за врачебную халатность.

А в роддоме, тем временем, начали служебное расследование и ждут заключения судебно-медицинской экспертизы. По словам главного врача 3-й коммунальной городской больницы Вадима Олейника, по делу открыто производство, создана комиссия, которая должна выяснить все детали и изучить медицинскую документацию – как оказывали помощь роженице и почему у ребенка в утробе матери остановилось сердце.

Мирослава БЗИКАДЗЕ.

  • Русский
  • Українська