Мать умершего ребенка: «Когда дочь синела и неистово кричала, в реанимации расставляли новые кровати»

0

Фото с семейного архива. На фото: мать Юлия Зинчук-Карпович и ее дети Таня и Дима

Трагедия произошла на рассвете 27 октября в Волынской областной больнице. 9-месячная Таня, после длительных неистовых мучений умерла в реанимации. Врачи только успели диагностировать у ребенка — менингит. Говорят, спасти можно было, однако ребенок к ним попал слишком поздно. До того, почти двое суток, девочка пролежала в Ковельской районной больницы. Именно медиков этого заведения родители ребенка обвиняют в ее смерти. Они уже обратились в прокуратуру.

— Я не кровожадная, моего ребенка и так уже не вернешь, только хочу, чтобы эти, с позволения сказать, врачи, не загубили жизни других детей, — признается корреспонденту PRESS-ЦЕНТР мама девочки Юлия Зинчук-Карпович. — Они не лечили моего ребенка, а лишь ускорили ее смерть.

Таня была вторым и очень желанным ребенком в семье, где уже подрастает 7-летний Дима. Судя по фото Юлии в соцсетях, они с мужем и старшим сынишкой очень ждали рождения дочери. Однако счастье не было долгим.

26 октября вечером в Тани поднялась температура. Сбить ее не удавалось, к тому же началась рвота. Сначала родители подумали, что у малышки режутся зубы и именно поэтому ребенок нездоров. Однако через некоторое время температура внезапно упала до 35,5 градусов, поэтому родители решили не рисковать и вызвали скорую.

— Нас привезли в инфекционное отделение Ковельской районной больницы — вытирая слезы, рассказывает Юлия. — Уже был почти час ночи. Дежурный врач Ефим Коц почему-то решил не брать у ребенка никаких анализов. Сказал, что дежурный лаборатории не берет трубку, наверное, спит, а будить он его не будет. Девочка была очень бледная, сонливая, с низкой температурой тела. Без анализов врач назначил капельницу и какой-то укол. Какой именно — не сказал.

Едва дождавшись утра (а в течение ночи, говорит Юлия, в палату к ней с ребенком заходила только медсестра), Тане, у которой опять была высокая температура, дали жаропонижающий препарат и обезболивающее.

— Она всю ночь плакала и вовсе не спала, а в 7 утра ей вкололи анальгин с димедролом и дали Ибупрофен! — Говорит женщина.

Через несколько часов, говорит мать, врач-инфекционист, опять же без анализов, назначил ребенку антибиотик и приказал сделать УЗ-обследование сердца, головы, кардиограмму и рентген. После этого у ребенка начали синеть ручки, ножки, губы. Далее еще были кардиолог, невропатолог и они ничего серьезного не замечали. Только предположили, что у малыша, вероятно, осложнения после инфекции, интоксикация организма.

— Я умоляла: отвезите нас в Луцк, в областную больницу, вы же видите — ребенок умирает, но они даже слушать не хотели! — Продолжает Юлия. — Чтобы меня успокоить, перевели нас в реанимацию. Одели дочери кислородную маску, которая была предназначена для взрослого человека, слишком большая и по строению не подходила. Я вынуждена была все время ее придерживала рукой на лице дочери. А в реанимацию в это время новые кровати привезли, и врачей больше интересовала эта гуманитарка, чем больной ребенок.

Далее в течение дня снова были бесконечные капельницы и уколы. Врачи монотонно повторяли, что с ребенком все в порядке, хотя окончательного диагноза установить так и не могли. Вечером малыш неистово кричал, махал ручками и ножками, однако медики увидели в этом добрый знак — идет на поправку (позже выяснилось, что ребенок плакал от сильной боли). Только около полуночи, не выдержав детского крика, в райбольницу вызвали реанимационную скорую из Луцка.

— Когда врачи из области увидели моего ребенка, то ужаснулись, — говорит Юлия. — Они задали первый вопрос: почему ребенка не согревают? Ручки и ножки были синие, всю дорогу в областную больницу медики в карете скорой согревали девочку полутора литровой бутылкой с теплой водой, растирали ручки и ножки. Они моментально поставили диагноз — менингит и были просто поражены халатностью ковельских коллег.

Однако все реанимационные действия уже были напрасными. В пять утра 28 октября у маленькой Тани первый раз остановилось сердце. Тогда мадикам удалось спасти девочку. Однако через три часа ее таки не стало.

— Смерть моего ребенка ускорили невропатолог Леся Гончарова и реаниматолог Андрей Гусь, — считает Юлия. — Чтобы их наказать, мы уже обратились в районную милицию, прокуратуру, а также написали письмо в Министерство здравоохранения. Я не хочу, чтобы эти врачи и в дальнейшем убивали детей.

Главный врач Ковельской центральной районной больницы Олег Самчук любые комментарии относительно смерти ребенка давать отказался:

— У нас сейчас работает следственная комиссия, проводится служебная проверка. Все комментарии — потом.

По словам матери умершего ребенка Юлии Зинчук-Карпович, врач-невропатолог Леся Гончарова пока в больнице не появляется.

Кстати, на днях похожий трагический случай произошел и в Ривном. В Ривненской областной детской больнице тоже от инфекционного заболевания умер 5-летний мальчик.

По словам родителей, ребенок целый день играл на улице. Вечером у него начал сильно болеть живот и поднялась температура. Когда скорая Колю вместе с отцом привезла в больницу, то у медиков не было времени его осматривать — все спешили на совещание. Только дали градусник, чтобы измерить температуру и воду с уксусом для обтирания.

— Запретили есть и пить, сказали, что это, возможно, аппендицит, а он все время пить просил, ручки тянул, потому что температура была высокая, — говорит бабушка ребенка Анна. Ребенок сгорел на глазах, а врачи ничего совершенно не делали, только из кабинета в кабинет бегали!

В половине восьмого утра Коля умер у отца на руках. В свидетельстве о смерти мальчика указали причину -ОРВИ. Родители ребенка считают, что виной всему врачи. Сейчас собирают документы, чтобы подавать в правоохранительные органы.

Мирослава ЯРЕМКИВ.

  • Русский
  • Українська