Односельчане о переселенке из России: «Она считает, что кто-то должен давать ей деньги и кормить!»
СООБЩЕНИЕ

Односельчане о переселенке из России: «Она считает, что кто-то должен давать ей деньги и кормить!»

08.06.15, 17:37

0

4827

 
В селе под Львовом уже много лет живет женщина без документов, которая не выпускает из дома своего сына, и нигде не работает. Она обижена на весь мир и всех обвиняет в своих бедах.


Село Гаи Пустомытовского района всего в нескольких километрах от областного центра. Жителей здесь немного, чуть больше четырех сотен, поэтому и с работой не очень - большинство селян ищут лучшего во Львове или в соседнем Николаеве. Добраться сюда непросто - автобус ездит только четыре раза в сутки. А основной источник дохода селян - собственные огороды и какая-никакая скотина.


56-летняя Валентина Сенькив появилась в Гаях конце 90-х. Переехала из-под Санкт-Петербурга. Так решил ее муж, уроженец Карпат. Он уже много лет болел, поэтому умирать решил на Родине. Свою русскую квартиру супруги поменяли сначала на четырехкомнатную во Львове, а затем - на дом в деревне. Все таки - свой дом, двор, огород, даже на корову и машину хватило.


- Сначала вроде все нормально было, - рассказывает соседка Валентины Евгения Ясельская. - Муж Валин на тракторе работал. Но когда его не стало, все пошло «по воде»...


Оставшись одна с двумя сыновьями, Валентина совсем перестала заниматься хозяйством - город зарос, корова издохла. Сегодня ее дом на окраине села даже трудно найти - он буквально врос в землю, вокруг - заросли деревьев и кустов, трава чуть ли не в человеческий рост. Ни газа, ни света - за долги отрезали. Во дворе полно хлама и мусора.


Сыновей Валентина старалась не выпускать со двора. Но они не очень рвались куда-то - все время дома, замкнуты в себе, ни с кем не общались. В школу, говорят, ходили, учились плохо, однако свидетельство об окончании 9 классов таки получили.


- Соседка их подкармливает, - рассказывает сельский председатель Гаев Зиновия Кот. - Я понимаю: нет работы. Но у нас половина села таких! Но люди живут с того, что на огороде вырастят, курицу-корову какую-то держат. А Валя ничего не хочет! Сколько раз я ей предлагала: идем сделаем документы, паспорт. А она уперлась - нет, там деньги надо! Только говорит: «Дайте денег!». Город сажать надо, а она говорит: «Я уже так выдохлась». Чем? Она просто выбрала такой образ жизни, что ей все время кто-то что-то должен, и ей так удобно! Мне стыдно, что в моем селе живет такая женщина.


Недавно погиб старший сын Валентины, 31-летний Михаил. На похороны собирали деньги по всему селу, сами и хоронили. Односельчане говорят, что он был единственным, кто еще мог кое-как заработать на жизнь.


- На рынке грузчиком где-то пристроится, металлолом сдаст, по соседям ходил, работы спрашивал, - говорит соседка Евгения. - В тот же день его видели: шел с работы, макароны, хлеб нос, правда, навеселе был. Вот упал в пруд и утонул, хотя и не глубоко было. А младший, 23-летний Николай все время в доме. Он нигде не работал и не учился. Даже говорить толком не умеет, наверное, неполноценный какой. Им бы пенсию сделать, или в дом престарелых пристроить, потому что умрут так!


Сейчас Валентина вместе с сыном Николаем ежедневно ходят к Евгении Ясельской за едой.


- Я и сама много не имею, но картошки дам, молока, потому что корову имею, хлеба немного или супа, - говорит Евгения. - Валя просто считает, что так должно быть.


Кроме того, у Валентины есть еще две дочери-близняшки. Однако, на них горе-мать прав лишили, а девочек еще из роддома отдали в детдом. Сейчас они, говорят, живут в Червонограде в интернате, еще школьницы. Но от них Валентина отказываться не собирается - говорит, будут в старости за ней ухаживать.


Вопросов в этой истории больше, чем ответов. Не отнимали у Валентины сыновей и не лишили его прав и на них - до сих пор неизвестно. Так же, как и то, почему молчали соцслужбы, школа, которые знали, в каких условиях живут дети?


- Здесь проблемы особой нет, - считает заместитель директора департамента социальной защиты населения Львовской облгосадминистрации Оксана Яковец. - Во-первых, женщине сначала надо сделать документы, а затем - ее сыну. У него есть свидетельство о рождении, об образовании - это уже основание. Во-вторых, - неужели в селе нельзя найти какого-то заработка или хотя бы вести хозяйство, чтобы было, что есть? Конечно, позже мы оформим ей помощь как малообеспеченной, но пусть сначала сделает документы. И она сама должна это понимать. По его психическому состоянию - насильно, без ее согласия проводить психологическую экспертизу не имеем права. Если бы они с сыном были агрессивными, буйными, то это можно было бы сделать через суд. А пока мы подключили миграционную и социальные службы, чтобы помогли им сделать паспорта. А о лишении прав на сыновей, то не было оснований - дети в школу ходили, только жили бедно.

 

Відео «Радіо Свобода»

 

Мирослава ЯРЕМКИВ.

 

Поделиться в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей
Читайте также - Общество

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать