Участник миссии «Черный тюльпан»: «Потери в этой войне в десятки раз больше, чем нам сообщают»
СООБЩЕНИЕ

Участник миссии «Черный тюльпан»: «Потери в этой войне в десятки раз больше, чем нам сообщают»

08.04.15, 18:31

0

7014

 

Волынский археолог, директор ГП «Волынские старожитности» Алексей Златогорский участвует в миссии «Черный тюльпан» с января 2015 года. С начала военных действий на востоке занимался волонтерством и неоднократно отвозил туда помощь. А потом начал искать погибших украинских военных...

 

Мужчина уже трижды в составе миссии был не только на украинской территории, но и на оккупированных землях. И планирует вернуться снова. По его мнению, миссия «Черный тюльпан» может работать около 10 лет, ведь война еще не закончилась, а количество без вести пропавших растет.

 

Миссия «Черный тюльпан» начала свою работу после Иловайска


- После Иловайского котла в сентябре 2014 года миссия «Черный тюльпан» начала свою работу. Я планировал ехать еще тогда. Однако знакомым полковник, которому я тогда возил помощь на восток, начал отговаривать меня. И даже дал приказ, чтобы меня не пускали на эти территории. Но все-таки в январе нам удалось приобщиться.

 

Алексей Златогорский

 

Я поддерживаю связь с Киевом, и с «ДНР» для того, чтобы знать, куда ехать. Маршрут формируем вечером, потом звоним нашим и на другую сторону и согласовываем. С нами нет никаких ни миссий ОБСЕ или других, которые могли бы гарантировать безопасность.


Мужчина говорит, что очень важно, чтобы в так называемых «ДНР» и «ЛНР» были предупреждены об их приезде, потому что в противном случае будут стрелять на поражение.

 

«В Донецких моргах еще 50 наших киборгов»


- Бывает так, что копаешь весь день, но ничего так и не найдешь, а бывает - наоборот. Мы уже побывали и в Дебальцево, где ситуация крайне неприятная. Там очень опасно, и местным так называемым «ополченцам» все равно, с какой мы миссии и зачем сюда приехали.

 

 

Во время миссии мы уже посетили Донецк, Старобешеве, Авдеевку, Волноваху и другие территории. Самое страшное время, когда проезжаешь последний блокпост украинской армии и понимаешь, что ты уже на другой территории и неизвестно, вернешься оттуда живым. В донецких моргах еще 50 наших киборгов. Из Донецкой области вывезли 535 тел, около 200 еще остается в Луганской. В «ДНР» нам работать гораздо легче, чем в «ЛНР». На эту территорию вообще очень сложно попасть и гарантий безопасности там значительно меньше.


Мужчина признается, что ему, как профессиональному археологу, интересно узнать историю найденной им человека - где жил, когда погиб.


- Я поддерживаю личные контакты с родными, которые ищут своих. Бывает очень сложно говорить правду о том, где погиб, но хуже, когда информации нет никакой. Так у нас и появляются захоронения неизвестных героев.

 

«Работать придется еще лет 10»

 

 

Алексей Златогорский уверен, что миссия будет работать еще долгое время.


- Война еще не закончилась. Потери в этой войне в десятки раз больше, чем сообщают официально. Многие пропавшие без вести, у нас еще очень много работы. И для того, чтобы найти всех наших воинов, думаю, работать придется еще лет 10. Но Донецкая и Луганская области, видимо, уже в Украину не вернутся. Донецк сейчас живет своей жизнью, там даже работает «Львовская кофейня». Местные даже начали восстанавливать город. Но самое интересное то, что местные относятся к нам и к нашей миссии нормально. Они нас благодарят за то, что мы делаем, потому что это война. И каждый, кто так теряет своих родных, очень хочет их найти и похоронить, как следует. Как в Украине, так и в «ДНР» теперь есть свои герои. И мы от этого никуда не уйдем.

 

«Жители востока не хотят возвращаться в Украину»


- Нам удалось побывать по обе стороны - и в Украине, и в так называемых «республиках». Ни в Авдеевке, ни в других городах, которые или в «ДНР», или даже на границе, не стремятся возвращаться в Украину. Возможно, если бы наша власть создали значительно лучшие условия для жизни... А так о возвращении и речи не идет. Конфликт на Донбассе возможно лишь заморозить. Я понимаю, что у нас есть добровольческие батальоны, которые готовы идти до победного конца - и ДУК, и ОУН, но каким будет тот конец, я не знаю. В войне найти правду практически невозможно. И я это понимаю, как историк.


Иванна ЗАГАЗЕЙ.

 

Поделиться в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей
Читайте также - Особая тема

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать