Актер из Донецка Олег Пшин: «Первые агитки за« ДНР» появлялись еще в 2007 году»
СООБЩЕНИЕ

 

В Ривенском музыкально драматическом театре почти пять месяцев работает новый актер. Но не молодой. Олег Пшин приехал в совершенно не чужое для себя Ривне из Донецка, где он работал в Донецком украинском облмуздрамтеатре. Работал как актером, так и заместителем директора по творческим вопросам до прошлогоднего отпуска, после чего коллеги посоветовали: тебе с твоими взглядами лучше в Донецк не возвращаться. Здесь сработали старые связи - Пшина пригласили на работу в Ривне, где он когда-то учился и даже мечтал работать. Как говорится, не было бы счастья, но несчастье в виде «ДНР» помогло...

 

- Ривне - не чужой для меня город, я здесь учился. И даже, когда здесь были руины театра после пожара в 80-х, когда всех студентов «погнали» помогать ликвидировать последствия этой беды, я собирал строительный мусор и думал: «Вот было бы хорошо работать в этом театре!». И как видите, мечта сбылась через 35 лет. После окончания института, объехав почти всю Украину, а я работал в Чернигове, потом в Донецке, и в настоящее время в связи с этой ситуацией, которая сложилась в Украине, я снова вернулся в Ривне.


- Театр в Донецке до сих пор работает. Почему вы не остались?


- Во-первых, я не хотел сотрудничать с «ДНР». Во-вторых, из-за моих политических взглядов в Донецком театре мне сразу сказали, чтобы я не возвращался, потому что безопасность мне никто гарантировать не может. И сейчас осталось там почти 50% труппы. Кто-то бежал в Россию, остальные по Украине разъехались... Мне сразу сказали, что знают мои политические проукраинские взгляды. Я то родом из Львовской области, уехал в отпуск и тут такое произошло.

 

 

- А что там происходит сейчас?


- Театр работает. Не знаю по заработной плате, получают ли они что-то от продажи билетов. Мои коллеги со мной уже не делятся, потому что это уже никому не нужно. Они дают представления каждую субботу и воскресенье в 14.00, чтобы успеть до комендантского часа. Почти все спектакли переведены на русский язык. Ни одной постановки украиноязычной уже нет, хотя театр, собственно, украинский. Можно понять всех, кто там остался, ведь это - жилье, родные, знакомые, дети. Им некуда деваться. Но то, что делает администрация - это уже активная политическая позиция. Они вместе с «ДНР». Они создали союз театральных деятелей «ДНР», театр «Новороссии». И это понятно, потому что больше половины коллектива театра при мне были за Россию.


- А зритель?


- Зритель - совершенно разный, он неоднороден. В Донецке было очень много студенчества, которые говорили, что не будут ходить на большую сцену. А вот на малую сцену, где были в основном психологические, драматические представления - вот туда они шли. К примеру, на спектакле «Слепой», к 200-летию Тараса Шевченко, студенчество вставало и хотело петь Гимн Украины. Даже в марте 2014 года, когда уже захватили Крым, когда начали захватывать облгосадминистрацию, СБУ и телерадиокомпанию - люди вставали. Только проблема в том, что власть не обращала внимания на все эти события.


Вот в Донецкой области есть три драматических театра: в Макеевке, Мариуполе и Донецке. Два - российские, которые ранее постоянно получали гранты от России, один - украинскому, который должен был «пахать», чтобы поставить спектакль. Это заставляло нас постоянно работать, потому что мы должны были доказать, что мы нужны в этой русскоязычной среде. В Макеевке и Мариуполе (российские театры) средняя наполняемость была около 50%, у нас почти 100%, хотя их материально поддерживали, а нас - нет. В Украине украинский театре был в свободном плавании. Мы сталкивались не только с языковой проблемой, но и с ментальной, когда все говорили: «Да нет такой страны - Украины и нет никакого украинского языка».

 

 

Это было еще в 2007 году, когда Путин шел с президентства, он к Федеральному собранию сказал: «Наша цель в 2017 году восстановить территориально Советский союз». И сразу после этого в Донецке появились агитки, флаги «ДНР». То, что происходит сейчас, появилось не за один день. Они откровенно говорили, что «мы - не Украина», а власть не придавала этому значения.

 

- Вот мы с Вами общаемся на украинском языке. А в Донецке вы на каком говорили?


- Я общаюсь и общался на украинском. И в театре также. И даже когда ходил в магазин за покупками, разговаривал с продавцами по-украински и им это очень нравилось. Однажды сказал что-то на русском, то их это даже возмутило, ведь они уже привыкли к моему украинскому.

 

 

Я когда-то убеждал дончан, которые спрашивали: «зачем нам Европа?» И я отвечал: Донецк, ранее Юзовка, они же были созданы благодаря европейским инвестициям. Приехал из Уэльса некий дядя Джон Юз, построил металлургический завод. А то, что потом Российская империя забрала у них эти территории рейдерскими атаками - это уже другое дело.


Но люди этого не понимают. Когда я общался с одним ярым монархистом, выступавшим за «Русский мир», я случайно узнал, что он живет на улице революционера Петра Войкова. И я ему говорю, что нужно как-то переименовывать улицы, вы же понимаете, что это за люди. Но выяснилось, что он и понятия не имеет, кто такой этот Войков. А это же организатор расстрела царской семьи!


И вообще, можно сделать вывод, что люди совсем не знают историю родной земли. С такими людьми очень трудно говорить, они не воспринимают этот мир должным образом. Были случаи, когда актер играл главную роль - украинского казака, даже прослезился на премьере. А потом сразу бежал на митинг «Россия, Россия!». Ну вот что это такое?


- А какой была ситуация по другим художественным заведениям? В Донецком оперном театре, например?


- Многие артисты выехали за границу. Балетмейстер Писарев уехал, главный дирижер уехал. Ведь это опера, балет, и найти своего зрителя за пределами Украины им проще. Кто-то уехал в Россию. Филармония сразу переквалифицировалась и начала обслуживать «ДНР», а сейчас уже и украинский театр обслуживает «ДНР».


О нас украинская власть совсем не думала. Простите меня, но когда там начинали бомбить аэропорт, а мы работали, хотя бы кто-то из Министерства культуры позвонил и спросил: «А может вам чем-то помочь, вы же украинский театр?». А мы работали и люди приходили на спектакли на украинском языке. Хоть и было очень трудно, но никто не предлагал свою помощь.


- Какие у вас были первые впечатления от ривненского театра?

 

 

- Прежде всего, поразило одно: чего я добивался от актеров Донецкого театра, здесь это уже все сделано. Я всегда говорил в Донецке: «не изображайте, а переживайте».


Понравились мне спектакля «Калигула», «Последний срок». Вот что меня поразило в этой постановке? Как актеры почти документально работают, можно сказать «по-киношному». А вот в Донецке актеры больше налегали на развлекательные роли, хотя именно это привлекало зрителей, которым это нравилось.


Беседовал Андрей МАТВИИВ.

 

Поделиться в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать