На Буковине дочь издевается над собственной матерью

PRESS-ЦЕНТР

СООБЩЕНИЕ

В Керстенцях, что на Хотинщине, далеко от центра села, в старенькой хижине живет 77-летняя Анна Грищук. Рядом стоит новый двухэтажный дом, который принадлежит ее дочери Нели.

Мира между матерью и дочерью уже нет четыре года, передают Патриоты Украины со ссылкой на Буковинскую правду.

Это все за мою доброту, – вздыхает старушка. – В свое время работала в колхозе звеньевой, имею шестнадцать похвальных грамот, была участницей Выставки достижений народного хозяйства. В моем звене было 48 женщин, самое большое из всех четырех звеньев, потому что я умел с людьми договариваться. Когда колхоз распался, решила поехать на заработки за границу: хотела помочь дочери с зятем и двум внукам. Пошла на тяжелую работу, ухаживала недееспособных итальянцев. Наши, украинцы, не хотели, а я пошла. Платили хорошо , но было за что: попробуй вытирать со стен экскременты или с десяток раз в сутки мыть немощного человека? Одно слово, тяжкие то были зарібки. Работала в Италии с февраля 1999 года по январь 2016 года. Дочь с зятем жили в доме моего отца. Зять Василий Досяк был добрый человек, говорил, что когда побудуємось, заберем, мол, вас, мама, к себе, и будем жить вместе. Ежемесячно высылала детям по тысяче евро. Также подарила дочери моего отца усадьбу, потом купила участок под застройку, где построили двухэтажный дом. И случилась беда – зятя в 2007 году убила молния. Осталась моя Неля с двумя несовершеннолетними сыновьями, моими внуками Игорем и Ростиславом. Потом нашла себе в соседнем селе Ставчанах, пару – Виктора Гуцула. Этот мужчина был дважды женат, имеет четверо детей. Чтобы не платить алименты, уехал в Россию, жил семь лет в Чечне. Познакомилась дочь с ним через его сестру. Виктор живет с Нелей уже 12 лет, с моих денег выплатил алименты. Имеют 80 соток моего отца огорода, четыре гектара земельных паев. Купили тракторы и другое оборудование. Внуки ухаживают семеро свиней, корову, телку, двух бычков.

Когда приехала из Италии домой, то была легко одета – в осенней курточке и туфельках. Из дома меня выгнали, сказали, что я им не нужна, мол, езжай обратно в Италию деньги зарабатывать. Ушла плача от них. По дороге дала внукам по пять тысяч евро, но деньги забрала дочь. За такой подарок они сейчас ко мне не говорят, видно, боятся матери и ее сожителя. Виктор выкашивает на моем огороде траву и забирает себе, как и урожай из сада: черешни, виноград, айву, сливы, виноград, груши, абрикосы, орехи. Также захватили мой сарай, в котором содержат свой скот. В августе 2017 года я обратилась к Хотинского райсуда, чтобы дочь с сожителем освободили сарай и не пользовались моим садом. Суд удовлетворил мой иск. И когда судоисполнители пошли, Неля с Виктором снова завели скот в мой сарай.

Несмотря на почтенный возраст, Анна Васильевна на 30 сотках огорода удерживает корову, бычка и домашнюю птицу. Соседство с дочерью превратило ее жизнь в постоянную угрозу.

Внутри июля приобрела видеокамеру, чтобы фиксировать все действия дочери и ее сожителя, которые уже четвертый год издеваются с меня, – продолжает пенсионерка. – Держат в меня свою живность, бычки вытаптывают мою люцерну. Лишь увижу Нелю и ее Виктора, прячусь, потому что могут побить. Дочь такими словами меня обзывает, что псы не могли бы слушать. "Я – твоя смерть !", "Ты, с...о, убирайся отсюда!" В мае 2017 года ее сожитель избил меня, да так, что попала в больницу с переломом руки, его условно осудили. А еще сломали мне ребро, переломали челюсть, бросают меня в огороде на землю и лупят, куда попадет. Также забирают от меня люцерну, а 13 августа отогнали к себе мою корову, которую потом забрала полиция. Часто дочь не пускает меня и на мой огород. Был бы жив мой муж Василий, то защитил бы меня, но он умер в 1994 году.. А куда я из своего дома пойду, на улицу ? Одно слово, дочь сделала мне ад. Она пробовала поехать на заработки в Италию, но через месяц вернулась. Ибо не так то легко быть на чужбине. Каждую ночь сплю как заяц под кустом, прислушиваюсь к каждому шороху за окном. Выдерживать этот ужас дальше не могу. И помощи нет ниоткуда, в сельсовете говорят, что это не их компетенция, а профилактические беседы с дочерью и ее сожителем еще больше побуждают их к агрессии. Ко мне во двор никто не может зайти – выгоняет дочь или ее муж.

Фото иллюстративное

Читайте также: Последние новости Буковины

Читайте также: Чиновники

Поделиться
в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей
Читайте также - Общество

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать