Почему участника АТО обвиняют в приписывании боевых заслуг?
СООБЩЕНИЕ


Его сын уверяет, что на отца просто клевещут


Сын экс-директора Ровенского регионального управления Государственного фонда содействия молодежному жилищному строительству и бывшего главы ООО «МЖК» Сергея Пандрак - Андрей, обратился с письмом к «Press-Центру», «чтобы защитить доброе имя своего отца». Ведь депутат горсовета Ривного Ольга Покальчук недавно публично заявила, что унсовец Сергей Пандрак случайно попал под обстрел террористов на востоке Украины и потерял ногу, а не был участником боевых действий в составе батальона «Айдар».


Читайте также: «В приписывании боевых заслуг обвиняют унсовца, который потерял ногу в АТО».


«Чтобы разобраться, почему Ольга Покальчук клевещет на моего отца, нужно вернуться в 1997-й год, когда она, еще не будучи депутатом, вместе со своим мужем «кланялась», в прямом смысле этого слова, Сергею Пандраку в ноги, и благодарили за то, что помог им бесплатно получить трехкомнатную квартиру на улице Струтинской, 31 в районе МЖК в Ривном.



С 2002 года Ольга Покальчук руководила ЖЭКом Молодежного Жилищного Комплекса (МЖК), который обслуживал многоквартирные дома на улице Струтинской, 31 и 35. На эту должность ее назначило общество Ривненского МЖК, председателем которого является Сергей Пандрак. С этой должности его в 2007 году уволили, потому что она присваивала зарплату, начисляя ее на подставных лиц, которые, якобы, работали в ЖЭКе: своего мужа, своих двух братьев и паспортистку, хотя в этот период муж и братья работали в России на заработках, а паспортистки вообще в ЖЭКе не было. Убытки обществу МЖК от этого достигли 69,5 тысячи гривен. Ольга Покальчук пыталась восстановиться в должности через суд, но дело проиграла. После этого незаконно «создала» объединение совладельцев ОСМД «Терен» и «Терен - Плюс» и его возглавила, собственноручно поставив большинство подписей вместо жителей домов на улице Струтинской 31 и 35.



Ольга Покальчук и в дальнейшем говорит неправду. В частности, клевещет на моего отца. Это притом, что он был участником боевых действий на передовой в составе добровольческого батальона Вооруженных Сил Украины «Айдар», руководил спецотделения в составе второй штурмовой роты «Запад», и во время боя под Хрящеватым в Луганской области получил тяжелое ранение, в результате чего ему ампутировали левую ногу выше колена. У Сергея Пандрак три боевых выходы по несколько дней тяжелых боев в Луганской области: в Малой Вергунке, Большой Вергунке и Красном Яру, под Хрящеватым. Это все записано в его личном деле, находится в штабе батальона «Айдар» в г. Счастье. Также это подтверждает фото справки из Министерства обороны Украины за подписью комбата «Айдара» Сергея Мельничука, в которой четко сказано, что Сергей Пандрак действительно является участником боевых действий в зоне АТО.



Хотелось бы спросить у Ольги Покальчук, как она могла видеть Сергея Пандрака за два дня до ранения возле Ривненской облгосадминистрации, если в это время он вместе со своим спецотделением УНСО в составе второй роты «Айдара» с тяжелыми боями с сепаратистами в населенных пунктах Георгиевка и Новосветловка продвигались к Хрящеватому, пригород Луганска, чтобы взять город в кольцо, и не позволить оккупантам получать подкрепления и боеприпасы из России?
Неправда и то, что, якобы, сын Ольги Покальчук спас моего отца. На самом деле спасли его боевые побратимы, фельдшер Андрей из Полтавы, хирург Валерий Пастернак с коллегами врачами и Господь Бог. Фельдшер Андрей об этом рассказал следующее:



«13 августа 2014 около семи часов утра батальон «Айдар» с боями добрался до населенного пункта Хрящеватое. Начался бой с врагом, появились первые убитые и раненые. Около 18 часов я получил сообщение по рации об очередном «трехсотом». Им оказался «Седой» (такой позывной имел Сергей Пандрак). Когда наша «скорая» под обстрелами минометов и «Градов» подъехала к перекрестку, который обороняла вторая рота «Айдара», я увидел, как на плащ-палатке два бойца, а именно снайпер Леонид Курдельчук и Руслан Коклюш тянули раненого «Седого».




По удостоверению журналиста унсовской газеты «Наше дело», которое имел при себе Сергей Пандрак. Если бы он попал в плен к сепаратистам, то его бы сразу расстреляли, потому, что «айдаривцив», а тем более унсовцев-националистов, террористы живыми не оставляют. Поэтому удостоверение Сергею Пандрак требовалось только для одного: чтобы в случае гибели можно было сообщить родным и установить личность погибшего, так как любые другие документы, когда батальон шел в бой, брать было запрещено.
Ольга Покальчук заявила, что мой отец не участвовал в боевых действиях, а поехал на восток с помощью бойцам ради пиара перед выборами в Верховную Раду. По этому поводу можно сказать одно: если бы мой отец действительно хотел баллотироваться в Верховную Раду Украины, то мог бы это сделать и после ранения. Потому что на момент подачи заявления на участие в выборах он чувствовал себя уже лучше, хотя и передвигался с помощью инвалидной коляски и костылей. Одна из политических сил, когда Сергей Пандрак находился в Киевском военном госпитале, предлагала ему стать №12 в избирательном списке. Место было полностью проходное, но отец за своих политических убеждений не согласился на это предложение.



Мой отец не получил никакой награды от государства за свои боевые заслуги. Она ему и не нужна. Для него основная награда - это уважение от его боевых побратимов, с которыми он вместе шел в бой, это сочувствие и поддержка от семьи, друзей, близких и знакомых людей, узнав о его ранении, помогают морально и материально».

Поделиться в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей
Читайте также - Особая тема

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать