Кто и как зарабатывает на сбитом над Донбассом Боинге MH17?

PRESS-ЦЕНТР

СООБЩЕНИЕ

1 января 2018 года истекает срок, который предварительно был отведен на расследование катастрофы Боинга MH17 малазийских авиалиний, сбитого в небе над Донбассом. Однако, уже понятно, что к этому времени оно вряд ли завершится. Подтверждением является документ правительства Нидерландов, в котором указано, что следствие до начала следующего года не будет прекращено. Кроме того, уже внесен на рассмотрение Верховной Рады Украины президентский законопроект, согласно которому расследование предлагается продолжить, ориентировочно до августа 2018-го.

Расследование расследованием, но есть люди, родственники погибших, которые ждут, чтобы была установлена справедливость и наконец должным образом почтить память жертв этой трагедии. В этом контексте я решил напрямую спросить о фактах, которыми оперирует следствие, у адвокатов, которые подавали иски в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) по делу MH17 против России и против Украины.

Эльмар Гимулла – немецкий юрист и эксперт в области международного воздушного права, в свое время консультировал родственников жертв теракта над Локерби в 1988 году и в деле катастрофы французского «Конкорда» в 2000 году. Господин Гимулла является адвокатом в четырех делах MH17 со стороны Германии против Украины.

Иск юриста против Украины не имеет целью доказать, поддерживает ли Россия сепаратистов, и чьей ракетой был сбит самолет. Он защищает интересы людей, которые потеряли своих родных в этой страшной катастрофе. Его иск направлен против украинского правительства и базируется на единственном факте - что Украина не закрыла свое воздушное пространство.

- Восточная Украина не единак «зона конфликта» в мире, где официальная власть страны потеряла свой контроль. На этой территории велись бои с применением тяжелого оружия. Поэтому нельзя было исключать возможности сбития самолетов. Соответственно правительство было обязано запретить гражданским воздушным судам пересекать это пространство. Это соответствует позиции ИКАО (на сайте можно увидеть по ссылке «конфликтные зоны»). Поскольку украинская власть нарушила эти требования, они виноваты в трагедии, – отмечает Эльмар Гимулла. - А в отношении России и сепаратистов...Кто я такой, чтобы это расследовать и доказывать? Поэтому я считаю этот судебный процесс слишком спекулятивным.

В свою очередь австралийский адвокат Джерри Скиннер (который также занимался делом над Локерби 1988 года), представитель адвокатской конторы LHD, которая подала иск против России в ЕСПЧ от имени родственников погибших, придерживается другого мнения:

- Россия совершила это преступление, и совершила его для того, чтобы положить конец неофициальной гибридной войне в Украине. Это трагическое событие, которое произошло в результате запуска ракеты в непосредственной близости к коммерческому авиакоридору «L-980», было преднамеренным и должно было сформировать основу для всесторонней войны в Украине. Это был политический акт.

Читайте также: «Вызывайте экзорциста»: соцсети рассмешило видео выступления сторонника «ДНР»

Учитывая позицию господина Скинера, поинтересовались у него являются ли доказательства совершения этого преступления неоспоримыми и достаточными для использования их в суде. Ведь основной массив документов составляют фотографии, и записи переговоров военных.

- Все указывает на то, что для вынесения обвинительного приговора этих данных недостаточно. Точнее, их достаточно лишь для того, чтобы СМИ убедили читателей, или Bellingcat – блогеров, или адвокаты – собственных клиентов. Однако недостаточно для суда, потому что суд рассматривает только голые факты, без эмоциональной окраски. Международная и частная судебная практика показывают, что фотографии почти всегда принимаются судами в качестве косвенных доказательств, и очень редко – основных. Для того, чтобы они были вообще включены в дела, фотография должна соответствовать целому перечню требований:

• во-первых, она должна иметь непосредственное отношение к делу, и с нее без дополнительных комментариев и посторонних объяснений должно быть понятно, ГДЕ она сделана, КОГДА и ПРИ КАКИХ обстоятельствах;
• во-вторых, она должна быть получена без нарушения закона;
• в-третьих, она должна быть неподдельной.

На этих трех пунктах и остановимся, потому что уже даже их достаточно.

Следствие пока не имеет ни одного свидетеля, который бы мог прийти в суд и под присягой свидетельствовать, мол: «Я, такой и такой, в таком-то месте, такого-то числа, при таких-то обстоятельствах сделал эту фотографию». Потому  что все просто: все фотографии взяты из Интернета, где понятие авторства, и тем более авторских прав – сомнительные. Следовательно, сомнительна и законность их использования. Более того, лишь тот факт, что Bellingcat проводит расследование, изучая топографию, спутниковые снимки Google и прогнозы синоптиков, чтобы обнаружить место, что изображено на этих фотографиях, однозначно свидетельствует о том, что фото не может самостоятельно ответить на вопрос: ГДЕ? КОГДА?И КАК оно было сделано.

Ну и напоследок: неподдельность. Самый простой прецедент – когда фотографии сделаны на пленку. Тогда к достоверности изображенного никаких вопросов. Но все же снимки по катастрофе MH17 сделанные цифровыми носителями и выложены в Интернет. То есть следователи должны сначала доказать, что фото неподдельное. Однако это сделать невозможно – никто не дает гарантии, что эксперты, которые это будут доказывать, обладают достаточными инструментами для выявления следов технических манипуляций.

К сожалению, Джерри Скинер отказался давать комментарий относительно неоспоримости этих доказательств и их пригодности для суда. А в свете того, что производство продолжили на дополнительный срок, смахивает на то, что используются все возможности для затягивания процесса Боинга MH17. Когда эти материалы будут представлены в суде, более всего, дело будет вновь отложено для доработки в связи с недостаточностью доказательств. И так по кругу...

Поэтому вопрос к тем адвокатамв, кто, представляя интересы родственников погибших, опирается на будущие результаты следствия. Вместе с продолжением расследования будут продолжаться и страдания родственников, их судебные тяжбы и, что самое интересное – финансовые расходы на гонорар адвокату. Поэтому катастрофа малазийского Боинга может стать трагедией для одних, и банальным средством заработка для других.

Александр СОКОЛОВСКИЙ.

 
 

Поделиться
в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать