Реформаторы оборонной отрасли Грузии: «Украине мешает бюрократия и старые кадры»
СООБЩЕНИЕ

Уже полтора года Украина находится в состоянии войны с Россией. Сначала аннексия Крыма, затем боевые действия на востоке продемонстрировали неготовность нашей армии противостоять внешней агрессии.

Особенно это было видно в первые месяцы на Донбассе, когда на самое необходимое для украинских военных приходилось скидываться всей страной. Именно тогда появилось четкое понимание необходимости немедленного реформирования отечественной оборонной отрасли. Пришло это понимание и в высокие кабинеты Министерства обороны, в которых раньше всех все устраивало. Из уст высоких военных чинов все чаще стали звучать идеи о том, как и что нужно реформировать, о необходимости перехода на новые стандарты НАТО.

Читайте также: Давид Арахамия: «На волонтеров стали давить, когда мы начали ломать коррумпированную систему закупок в армии»

Наша ситуация чем-то напоминает грузинскую 2008 года, когда страна после российской агрессии, потеряв часть своей территории, фактически с нуля начала возрождать оборонную отрасль. Только разница в том, что в Грузии эти реформы провели за два года. У нас же почти столько же времени о реформировании только говорят. В чем же секрет Грузии и что мешает Украине возродить свою оборону отрасль, в эксклюзивном интервью для PRESS-ЦЕНТР сразу двух ключевых лиц в структуре Министерства обороны Грузии времен президентства Михеила Саакашвили - руководителя Грузинского военного научно-исследовательского центра «Дельта» Реваза Чарбадзе и начальника Генерального штаба Грузии Георгия Каландадзе, который, кстати, возглавил его в свои 32 года.

Реваз Чарбадзе:

- После войны 2008-го на Грузию было наложено эмбарго. Мы не могли покупать оружие любого типа, даже для оборонных нужд. Поэтому, не имея ничего, нам фактически с нуля пришлось самим искать возможность изготавливать собственное оружие. На то время в Грузии был один небольшой научно-исследовательский центр «Дельта», где работало всего 48 человек. Причем, военных инженеров там было лишь пять, остальные - охрана, финотдел, отдел обеспечения и т.д. Когда меня назначили руководителем этого центра, прежде всего мы начали искать заброшенные, с долгами по зарплатам, научно-исследовательские институты. Выбрали шесть основных НИИ в Грузии: физики, металлургии, оптики, горного строительства, машиностроения, нанотехнологий и взяли их в подчинение «Дельты». К тому же, при содействии государства, нам удалось договориться с акционерами полуобанкротившегося Тбилисского 31-го авиационного завода. Таким образом, и он вскоре оказался в нашем подчинении. Начали с 48 работников и за два года штат «Дельты» нарастили до шести тысяч высококвалифицированных специалистов, которых подбирали не только в Грузии, но и приглашали из-за границы. За два года наладили серийный выпуск 15 видов оружия. Во всем консультировались с военными. Поэтому, налаживали выпуск или совершенствовали прежде всего то, что им нужно было. Кстати, модель РПГ-7 мы усовершенствовали так, что, наконец, она вдвое превышала свой российский аналог по качественным характеристикам.

Георгий Каландадзе:

- Хочу заметить, что ситуация у нас в Грузии была намного хуже, чем та, которую я увидел сейчас в Украине. У нас до 2003 года вообще ничего не было. Для примера, у меня, как офицера, командира роты была зарплата всего 40 долларов. После Революции Роз за полгода у меня зарплата удвоилась, а еще через два года достигла 800 долларов. То есть, в 20 раз у нас поднялась зарплата в армии! Появилась военная форма, оружие, создали с нуля военную промышленность, начали выпускать собственное оружие для наших военнослужащих. Отдельные ее виды даже начали продавать за границу.

Читайте также: Руководитель Офиса реформ Минобороны: «Если честно, то реформировать нужно почти все»

- На начальных этапах не столкнулись с бюрократией?

Реваз Чарбадзе:

- Конечно, столкнулись, но первое, что я делал, когда заходил в любую госструктуру – «убивал» эту бюрократию. У нас была группа юристов, которые занимались именно юридическим плоскостью и работой над улучшением законодательства. Начальник юрдепартамента анализировал ситуацию и при необходимости подавал предложения, в каком русле надо изменить законодательство, чтобы была большая польза для государства. Хотя, если откровенно, лично мне ни разу не приходилось участвовать в процессе внесения изменений в законодательство.

- Была поддержка парламентариев?

Реваз Чарбадзе:

- Не только их. Без поддержки членов парламента и руководства государства что-то воплотить в жизнь было бы просто не возможно.

- Украина сейчас в подобной грузинской ситуации. Вы говорите, что имели поддержку на уровне государства. У нас вроде тоже она есть, но почему-то реформы в военной сфере проходят гораздо медленнее...

Реваз Чарбадзе:

- У нас была не формальная, а настоящая поддержка! Как министры, так и народные депутаты хорошо понимали, что те или иные постановления, решения и даже законы со временем стареют и только тормозят развитие государства. Поэтому, они без проблем соглашались вносить необходимые изменения или правки.

- А как же оппозиция. Неужели не критиковали, обвиняли в коррупции, не упрекали, что делаете все не так, как нужно было бы?

Реваз Чарбадзе:

- Критика была всегда, но в сфере коррупции претензий не было, ибо если до этого что-то стоило 50 долларов, то мы его делали минимум наполовину дешевле, потому что, фактически, все комплектующие были взяты на внутреннем рынке. В конце концов, мы военную промышленность развивали не для того, чтобы зарабатывать на ней деньги. Оппозиция на Саакашвили не имела особого влияния. Конечно, кричали, что это незаконно, многие не верили в успех наших начинаний, говорили, что не и качество продукции. Но факт остается фактом – в условиях экономической изоляции на протяжении двух лет мы смогли наладить серийный выпуск 15-ти видов оружия! И это не считая тех прототипов, которые проходили перед запуском в серийное производство необходимые испытания. Даже начали выпускать свои бронированные машины и военные самолеты.

Георгий Каландадзе:

- Да, было много резких и тяжелых моментов, но без этого качественное реформирование Минобороны было бы не возможным. Помню, как еще до введения реформ президент Саакашвили собрал всех бывших генералов, которые руководили вооруженными силами и спросил: кто довел войско до такого жалкого состояния? Их почти всех уволили. Только оставили нескольких генералов, которые не были замешаны ни в каких коррупционных схемах.

- Не чувствовали ли потом нехватки квалифицированных кадров, ведь уволить всегда можно, а кого на их место назначить?

Георгий Каландадзе:

- Всегда была проблема найти хорошего специалиста, еще и с опытом. Таких почти нет. А тот опыт, что был до нас, до реформ Саакашвили, нашей стране был уже не нужен. Помню, когда в 90-х я был солдатом, то все в армии сводилось к одному – как делать деньги. Проще взять молодого специалиста без опыта, но с креативным мышлением, и обучить работе, чем перевоспитывать того, кто всю жизнь привык работать по советским стандартам.

- Неужели советские стандарты полностью устарели, или, возможно, что-то можно было бы оставить, немного усовершенствовав?

Георгий Каландадзе:

- Абсолютно устарели! Надо все менять. Не зря же все цивилизованные страны мира уже перевели свои вооруженные силы на стандарты НАТО.

- А стандарты НАТО всем подходят?

Георгий Каландадзе:

- Сначала отправили учиться за границу офицеров, которые хоть немного знали английский язык, а затем заставили и всех остальных выучить английский. В конце концов, в Генштабе один подполковник из моей команды закончил в Турции учебное заведение, другой - перенимал опыт во Французском легионе, еще один учился в США. Я тоже там был. Проходил обучения. То есть, мы создали некий симбиоз, когда соединили стандарты различных ведущих стран, которые имеют опыт ведения военных действий в Афганистане и Ираке, и воплотили их в Грузии.

Благодаря стремлению изменений и приобретенному опыту мы за очень короткий промежуток времени – примерно год, имели первую бригаду, которая была полностью экипирована и укомплектована по всем стандартам НАТО. А за следующий год создали еще девять таких бригад. Некоторые из них даже принимали участие в военных операциях в Афганистане. Кроме того, за два года мы полностью изменили в стране военное образование, взяв за основу те же стандарты НАТО - добавили необходимые военные школы, создали институт сержантов, военную академию, училище. Украина, кстати, сейчас тоже имеет бесценный опыт, приобретенный на востоке страны. Однако, этот опыт теряется. Никто его не записывает. А могли бы ему обучать молодые кадры в специализированных учебных заведениях.

- После смены руководства Грузии оборонная отрасль дальше продолжила развиваться такими же темпами?

Георгий Каландадзе:

- К сожалению, нет. Оборонная отрасль Грузии сейчас не развивается. Сократили армию, ничего нового в производство не запускают. Хотя, даже при таких условиях она все равно в гораздо лучшем состоянии, чем была до того, как мы начали ее реформировать.

- Хоть вы и не знакомы с ситуацией в оборонном комплексе Украины, все же как люди с опытом реформирования оборонной отрасли Грузии, можете дать определенную оценку нам со стороны?

Реваз Чарбадзе:

- Могу отметить единственное, что технический потенциал у украинской военной промышленности гораздо больший, по сравнению с грузинским. У вас много предприятий, на которых можно выпускать много комплектующих или даже готовую продукцию для военной отрасли. У нас такого не было. Все комплектующие, которые мы использовали для оборонной отрасли, делались из так называемых гражданских материалов, которые были в свободной продаже. А уже потом их модернизировали и подгоняли под необходимые военные стандарты.

- Что же тогда, по вашему мнению, мешает Украине развивать оборонную отрасль такими темпами, как это было в Грузии?

Реваз Чарбадзе:

- Прежде всего это, конечно, бюрократия. Наверное, из-за бюрократии чиновники просто не могут договориться между собой. Вы и так производите военную продукцию, но если ваши профильные предприятия будут загружены на все 100% – армия будет получать больше. А еще, кроме политических заявлений, должно быть реальное желание проводить реформы. К сожалению, я не имею соответствующего доступа, чтобы оценить финансовые возможности Минобороны Украины, но, считаю, что за желания, политической воли и финансовой поддержки из бюджета все вопросы можно решить и все проекты воплотить в жизнь.

Георгий Каландадзе:

- Я думаю, первое, что мешает Украине – это война, которая была и до сих пор продолжается. Мы реформы проводили уже после войны. Кроме того, мешает ситуация в Минобороны – старые кадры и бюрократия. Я всегда был за жесткие решения, а их у вас пока не видно.

Беседовал Влад ИСАЕВ.

Читайте также: Последние новости и события в зоне проведения АТО

Поделиться в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать