Руководитель Офиса реформ Минобороны: «Если честно, то реформировать нужно почти все»
СООБЩЕНИЕ

Руководитель Офиса реформ Минобороны: «Если честно, то реформировать нужно почти все»

15.12.15, 22:10

0

3231

Андрей Загороднюк

События на Донбассе стали лакмусовой бумажкой состояния готовности, если это можно так назвать, украинской армии. Первые месяцы бойцы не умели воевать, а если и умели, то было нечем. Ситуацию с обеспечением военных удалось улучшить. Правда только тогда, когда за дело взялись волонтеры, которые, не без помощи миллионов украинцев, за считанные месяцы более-менее одели и обули наших солдат. После этого в высоких кабинетах Минобороны поняли, что настало время реформировать всю военную систему страны.

Собственно, именно с такой целью при Министерстве обороны был создан Проектный офис реформ. Его руководителем стал молодой и энергичный Андрей Загороднюк, который раньше никакого отношения к военному делу не имел. Конечно, кроме волонтерства.

Андрей Загороднюк окончил Оксфордский университет, по образованию юрист. Свой профессиональный опыт приобретал, работая в различных горнодобывающих и производственных предприятиях. Кроме того, консультировал большие международные корпорации. А еще является совладельцем компании «Discovery DrillingEquipment», которая занимается производством буровых установок. Десять лет назад господин Загороднюк приобрел почти обанкротившийся и технически устаревший завод «Металлист» в г. Стрый (Львовская область), который в свое время специализировался на производстве буровых установок. За четыре года и 20 миллионов долларов умирающее предприятие было восстановлено. С началом событий на востоке «Металлист Discovery», кроме основного направления работы по буровым установкам, начал варить решетки для бронетранспортеров. А чуть позже их инженеры разработали модель простой, но эффективной «буржуйки», которых в зону АТО уже передали несколько сотен.

Читайте также: Давид Арахамия: «На волонтеров стали давить, когда мы начали ломать коррумпированную систему закупок в армии»

В Минобороны говорят, что именно благодаря способности Загороднюка видеть перспективу там, где большинство видят только проблемы, заместитель министра Юрий Гусев полгода назад пригласил его возглавить проектный Офис реформ.

- Офис реформ создавался, чтобы координировать все реформаторские процессы в Министерстве, - объясняет в эксклюзивном интервью западноукраинскому изданию PRESS-ЦЕНТР Андрей Загороднюк. - Мы создаем проекты, утверждаем, подбираем команды под их реализацию. Нам помогают гражданские советники, как мы их называем. Также советуемся и с военнослужащими, в зависимости от их профессиональных навыков, и с сотрудниками Минобороны.

- В одном из своих интервью вы говорили, что в оборонном ведомстве есть много моментов, которые нуждаются в реформах ...

- Если честно, то реформировать нужно почти все. Вопрос в другом - кто должен реформировать и как? То есть, должно быть четкое видение. Например, военно-медицинский департамент при Минобороны нормально работает или нет? Вопрос открытый. Далее: не хватает нормальной одежды, нормального питания, четкого видения ситуации на складах. Сейчас в МО учет имущества по всем складам в бумажной форме! Представьте, идет война, приезжают раненные, а мы не знаем, где, на складах у нас лекарство, потому что они все записаны на бумаге. А проверяют эти данные раз в квартал, или раз в полгода.

- Какой тогда выход?

- Надо переводить все составы в электронную форму учета. Но этих складов сотни, тысячи по Украине - в госпиталях, батальонах, ротах и ​​т.д. Например, очевидная вещь, над которой мы сейчас работаем: раненого с поля боя, прежде всего, везут в мобильный полевой госпиталь. В большинстве - это обычная районная больница, где чуть больше военных хирургов и волонтеров. Там раненому оказывают первую помощь, а далее, в зависимости от сложности ранения, его везут в медицинские учреждения в Днепропетровск, Киев или Львов. Очень часто информация, что едет с раненым, по дороге теряется. Поэтому важно, чтобы она была в электронной форме. И надежную связь между госпиталями, чтобы они могли передавать нужную информацию еще до того, как туда привезут раненого. Тогда своевременно будут готовы лекарства, операционная, врачи.

- Но реализация такого масштабного проекта, учитывая то, что до сих пор все в бумажной форме, требует много времени?

- Мы уже начали испытывать такую ​​схему в центральном клиническом госпитале. Думаю, в основных больницах мы сможем ее развернуть за полгода. Но это лишь предположение. Должны учитывать еще на очень мощній тормоз любых реформ - бюрократические процедуры.

- Можно конкретнее?

- Любые ІТ-системы должны пройти так называемый КСЗИ (комплекс средств защиты информации), поскольку они касаются обработки данных. Даже количество одежды на складах - информация секретная, потому что через базу данных можно выяснить количество военнослужащих, их передвижения и т.д. А эта процедура защиты информации может затянуться на месяцы. Интересно то, что у нас есть заключение НАТО, где указано, что вся наша система шифрования уже давно устарела. Она надежна, но несовместима с европейскими системами. Поэтому даже КСЗИ нуждается в реформировании. Поскольку уже подписаны все соглашения, согласно которым мы должны интегрироваться в НАТО до 2020 года (не политическое вступление, а лишь быть технически готовыми  к этому), должны работать и над этим. Но еще есть время.

- Думаете, хватит времени?

- В зависимости, что делать. На самом деле, чтобы быть готовыми к интеграции технически и организационно, нужно провести огромную работу. Например, логистическая служба. Такого понятия в нашей армии вообще не существует. Есть материально-техническое обеспечение, есть тыл вооруженных сил - они отвечают за все, кроме вооружения и транспорта. И есть вооружение. Почему они не вместе, трудно сказать. Фактически, они отвечают за большую часть того, что в НАТО называют логистикой, но логистической службы, как таковой, нет и ее нужно создавать. Консультанты НАТО сделали сравнительный анализ нашей системы с их. Несоответствия, которые обнаружили, уместились на 260 страницах печатного текста!

- Странно слышать о комплексном реформировании системы обороны страны от человека, который пришел из бизнеса и отношения к Министерству обороны ранее не имел...

- В данной ситуации это плюс.

- Собственно, хотелось бы услышать, в чем именно?

- Как в бизнесе, так и в любой другой отрасли или системе, изменения или полная перезагрузка чаще всего делаются людьми со стороны. Очень трудно объективно оценить систему и тем более увидеть, где она требует изменений, когда ты сам много лет работаешь в ней.

- То есть, в данном случае ваша роль - это роль кризисного менеджера?

- Нет, задача кризисного менеджера - это управление процессами, чтобы вытянуть ситуацию из кризиса. Кризисные менеджеры у нас это отдельные сотрудники Министерства. Например, тот же заместитель министра обороны Юрий Гусев. Он ежедневно почти в ручном режиме решает много насущных вопросов - почему не купили то и где делось остальное. Такой кризисный менеджмент дает свои положительные результаты. По крайней мере на жалобы теперь ответная реакция и проблемы, пусть и в ручном режиме, но решаются. Это выход из кризиса, но с временным эффектом. Необходимо комплексное построение новой, по своему качеству, системы.

- Кадры в Министерстве обороны тоже нужно менять?

- Как и на любом производстве, где начинают вводить реформы. К примеру, приходишь на производство, где работает 700-800 человек. Однако со временем начинаешь понимать, что при нормальной организации работы с правильно поставленными задачами сотни людей будет вполне достаточно. Просто, каждый должен четко понимать, что и как он должен делать. Но систему нужно комплексно менять, а не просто увольнять людей. Иначе все остановится. Не менее важно понимание, кого именно надо менять.

- Чтобы пришло такое понимание, нужно время?

- Это надо пережить, дать возможность человеку проявить себя. Вы сами увидите, когда человек просто не может, а когда намеренно тормозит процесс. И таких примеров сегодня, к сожалению, достаточно.

- На ваш взгляд, какие вещи в Минобороны уже кардинально изменились?

- Например, те же электронные закупки, разработка товаров и услуг для нужд тыла Вооруженных сил. Для этого создан специальный центр, который возглавляет заместитель комбата 709-й бригады, киборг, боевой офицер - Олег Рымаренко. Его специально вытащили из бригады и поставили работать здесь, потому что он реально знает, кому что нужно. Кроме того, привлекли целый ряд специалистов из пищевого обеспечения.

- Но не всегда боевые офицеры могут быть хорошими организаторами в тылу. Не будут ли обвинять его потом, что он в чем-то не разбирается, чтобы его запутать?

- Думаю, нет. Он компетентен, потому занимался обеспечением в своей бригаде, и он хороший организатор, а это главное на этом посту. Конечно, мы ему помогаем в подборе кадров. Например, в вопросах продовольственного обеспечения нашли хорошую группу гражданских людей, которые впоследствии войдут в состав Минобороны. Сейчас ключевая задача - зарплата этих специалистов, потому что на 2000 гривен в месяц хороший специалист работать не станет. Мы уже говорили об этом на разных уровнях. Для начала должен быть изменен закон о госслужбе, который давно устарел и реально тормозит развитие страны.

- Вы назвали только одно подразделение, в котором, по вашему мнению, произошли кадровые  зменения и в подходе к самой работе. Есть еще такие?

- Например, электронные закупки, о которых уже неоднократно говорили. Вам, как налогоплательщикам, будет интересно узнать, что благодаря этой системе нам в течении июля-октября этого года удалось сэкономили около 200 миллионов гривен бюджетных средств на госзакупках для армии.

- Давайте перейдем к теме волонтеров при Минобороны...

- Это неоднозначный вопрос, потому что последние несколько месяцев была развернута активная кампания против волонтеров. Сейчас активность этого движения в стране упала. Но еще год-полтора назад к ним была очень высокая степень доверия. Понятно, что это многих не устраивало. В волонтерах видели новое движение, полностью независимое и автономное. С другой стороны, многие люди, которые видят, что волонтеры пошли в Минобороны, видят в этом политический подтекст. Мол, таким образом способствуют политике Президента - главнокомандующего.

- Вы заговорили о нападках на волонтеров. Но есть реальные обвинения в их адрес, даже фамилии отдельных известных в Украине волонтеров называют, якобы они замешаны в коррупционных схемах закупок для Минобороны?

- Мы разбирались со всеми этими вопросами, и в большинстве они не доказаны.

- И относительно приобретения топлива? Там были самые крупные скандалы ...

- Честно говоря, этот вопрос был еще до меня, весной. В конце концов  Офис реформ не отвечает за текущую деятельность, то есть топливо - это не наш вопрос. Поэтому я бы просил, если можно, мне его не ставить. Мы отвечаем исключительно за разработку новых методов, процессов. То есть, за изменения. А не за то, как проходили торги.

- Сейчас, при вас, актуален вопрос приобретения берцев и их технических характеристик...

- Тему по берцам мы разбирали 20 раз. Неудивительно, что когда провели встречи вместе с производителями обуви, то все вопросы закрыли. Потому что были четкие и понятные опровержения всех обвинений. А потом они почему-то опять повылазили.Я так понимаю, что тем, кто эти вопросы поднимает, просто нужно к чему-то придраться. Нового ничего еще не придумали, поэтому и мусолят старую тему. Кроме того, очень часто эти нападки спровоцированы тем, что волонтеры поломали чьи-то бизнес-интересы в схеме государственных закупок. Все эти электронные торги и технические условия мешают многим поставщикам, которые присутствовали на этом рынке много лет. Ранее ТУ могло быть с абзац текста. Теперь же это несколько страниц. Там четко описаны все условия и это нормально. Все наши ТУ соответствуют стандартам НАТО.

- Вы, как человек из бизнеса, должны понимать, когда ТУ прописывают очень подробно, то есть угроза того, что их прописывают под конкретного человека или фирму?

- Это всегда видно. Когда это прописывают  под конкретную фирму, то это в любом случае дорога в никуда. Вы можете по этому поводу обратиться в Антимонопольный комитет и в правоохранительные органы. А в будущем сделаем экспертный совет с привлечением американских специалистов и представителей хотя бы одной страны НАТО. Тем же уменьшим возможность появления каких-либо обвинений в злоупотреблениях.

- Кто будет оплачивать услуги этих экспертов?

- Мы договорились, что иностранные государства дают специалистов за свой счет. Вроде как помощь Украине. Наши эксперты, думаю, тоже не будут оплачиваться. Иначе уже не будут такими независимыми. Пока же ни одна из сторон - ни те, кто обвиняют, ни те, кто спорит, не является до конца специалистами во всех тонкостях технических условий. Вы, например, знаете, подошва должна быть шитая или клееная? Я, честно, не знаю, не специалист я в этом деле! Правильно простроченный какой-то узелок или нет, и ключевой вопрос - двойной шов должен быть или нет? Понятия не имею.

- Но есть же обычная логика?

- Вы же понимаете , что тот человек, который прописал эти ТУ, априори будет их защищать. И всегда найдутся критики, которые будут утверждать, что этот документ плохой. А разобраться, кто прав, можно только одним способом - создать экспертный совет, которому объективно можно доверять. Вот по этому пути мы и идем.

- Но пока этого совета нет. Зато есть конкретные обвинения отдельных волонтеров при Минобороны в прописывании техусловий для определенных фирм...

- Все эти обвинения - без оснований, достаточно разобраться подробнее.

- Недавно даже советник Президента, бывший волонтер Юрий Бирюков говорил, что трое волонтеров при Минобороны не прошли полиграф, а одного уволили. То есть, как говорится, дыма без огня не бывает?

- Конечно, такие случаи есть, но они не массовые. Например, вы создаете организацию, в которую набираете 50 человек. Обязательно кто-то отсеется. Одни отпадут на этапе собеседования. Кстати, «не прошли полиграф» в случае с волонтерами при Минобороны и означает, что не прошли собеседование. Кто-то уйдет позже. Без этого никак. Были случаи, когда люди пришли как волонтеры, но к ним возникли определенные подозрения. Кстати, часть из них не были на службе в МО, то есть не были госслужащими. Поэтому с ними довольно легко расстались. Вообще, если система несовершенна, то это не значит, что попав в нее, вы тоже обязательно станете коррупционером. Я бы не ровнял всех под одну гребенку.

Беседовал Влад ИСАЕВ.

Фото gdb.rferl.org, mil.gov.ua.

Читайте также: Последние эксклюзивные встречи с ведущими деятелями Украины

Поделиться в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать