Больной ДЦП переселенец из Донбасса не понимает, почему его не забирают в АТО
СООБЩЕНИЕ

 
Приехав во Львов, 36-летний Роман Кисляк подрабатывает таксистом, а до этого он помогал выезжать из оккупированного Донбасса своим землякам.


А еще раньше, получив образование журналиста и психолога, выдавал христианскую газету для людей с особыми потребностями. Так было лет 10, пока к власти не пришел Янукович. Затем, говорит, пришлось забросить издательское дело и сесть за руль, чтобы прокормить себя и помочь родителям.


Роман - уникальный человек. Прежде всего потому, что хоть он и с особыми потребностями, однако - с особыми возможностями. Ему трудно говорить и двигаться, однако он не привык ныть и жаловаться на судьбу, а тем более - просить кого-то о помощи. Парень считает, что в состоянии обеспечить себя сам. Однако не понимает, почему таких, как он не берут в армию, ведь в Израиле служат даже колясочники. И он мог бы быть на фронте.

 


- Я не могу здесь отсиживаться, когда там, в окопах погибают ребята, - объясняет Роман. - Мы были уверены, что еще в сентябре прошлого года все закончится, однако не сложилось...


Роман Кисляк родом из Макеевки. Там сейчас живут его родители, сестра с детьми вынуждена была переехать в Мариуполь. Роман говорит, что там, дома, он всегда был «бандеровцем». Не мог сидеть сложа руки, и когда началась Революция Достоинства.


- Я с первых дней был в автосотне Донецка, стоял на Евромайдане, ездил в Киев, - рассказывает мужчина. - Однако продолжалось это не долго, потому что на День Соборности, 22 января, Евромайдан в Донецке разогнали титушки: они били нас, даже девушек, облили краской. Позже «народного губернатора» Губарева я вспомнил, что видел среди них. Однако мы не сдались и на месте Евромайдана организовали Молитвенный Майдан. Собирались там, молились, обсуждали последние новости (а тогда уже началась война в Донбассе) и думали, чем можем помочь ребятам на передовой.

 

 

Так Роман стал волонтером. Он решил, что может вывозить из оккупированных территорий людей, своих земляков - женщин, детей, стариков.


- Я сначала даже не думал уезжать, - признается парень. - Ну куда я поеду? Я здесь родился, здесь моя Родина. Решил помогать землякам. Помню, как в Пески ехал. Вокруг - мины и «растяжки». Не знал, как проехать. Если бы не бабушки, которых встретил по дороге, то не уверен, жив ли остался бы - они сели ко мне в машину и показали, как объехать мины, а дальше приказали идти пешком, потому что машиной уже не проеду. Оттуда я вывозил 96-летнюю бабушку. Она к тому четыре дня просидела в подвале, наполовину заполненном водой, потому что крышу ее дома разбило «Градом». Бедная, как она обрадовалась, когда я приехал - целовала, обнимала! За что, не понимаю, ведь я только «посредник» между рулем и педалями. А потом она еще три километра до моей машины пешком шла. А однажды в мою машину набилось аж 13 человек! Я даже не представляю, как они все поместились. Но вот тогда я понял, что такое «стреляные люди» - они не имеют страха.


Таких историй Роман может рассказать множество. Людей из оккупированного Донбасса эвакуировал почти в течение года, сначала на папиной машине, потом на своей. Пока сепаратисты не приставили к виску пистолет.


- Это было очень страшно, - говорит Роман. - В Шахтерск я ехал за дедушкой и там меня приняли бандиты «ДНР». Приставили к виску дуло пистолета, забросили меня в мою же машину на заднее сиденье, один из них сел за руль и куда-то повезли. Я говорю, что мне страшно, а они смеются, из наших надписей на украинском на обочине смеются, говорят: «А классно мы Шахтерск уделали! Круче, чем Чечню!». Привезли в Донецк и бросили, хорошо, что машину не забрали. Но мне сказали прямо: чтобы ты забираешься вон из Донбасса, или... Пришлось выезжать, меня фактически выгнали.

 

 

Узнала об этом знакомая Романа со Львова. Она обратилась в местную организацию, которая помогает людям, больным ДЦП. Так Роман оказался во Львове. Прошел уже год, живет в монастыре, монахи помогли и машину купить.


- Некоторые деньги я имел, немного - родители помогли, остальное - монахи, - говорит парень. - Так и перебиваюсь заработками, хотя очень хотел бы иметь нормальную работу, чтобы обеспечить себя и помогать другим.


Кстати, во Львове Роман пытался ее найти официально. Однако сначала в течение двух месяцев его не ставили на учет в местном центре занятости - все время не хватало какой-то справки, по которой надо было ехать в зону АТО, потом он один раз не появился, чтобы отметиться, ибо по волонтерских делам был в Одессе, и с учета его сняли. Так и не предложив ни разу работы. А еще возникли проблемы с подписями - Роману трудно расписаться.


Время от времени наведываются родители, но надолго оставить дом в Макеевке боятся, потому должны ездить туда-сюда.


- Там полно мародеров, - говорит Роман. - Не оглянешься, как из дома все вынесут. А то и дом заберут. Россияне квартиры там сейчас за бесценок скупают, а местным есть нечего.


Тем не менее, Роман верит, что рано или поздно война закончится и он сможет вернуться домой. Однако, захочет возвращаться, пока не знает.


Мирослава ЯРЕМКИВ.

 

Поделиться в социальных сетях

Коментировать

Обзор популярных новостей

Обсуждают и коментируют
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ
  • Комментарии 0
  • Правила комментирования
  • Гость
  • Коментировать